Orange
  • ammo1

Делаем вечную лампочку: вопросы и ответы

Мой рассказ о том, как за пять минут модифицировать светодиодную лампу, чтобы значительно продлить ей срок жизни, вызвал огромный интерес.
У многих возникли вопросы и сомнения. Постараюсь ответить на вопросы и развеять сомнения.



Collapse )
mg5642
  • mg5642

По горам Дигории '2020. Фото. Часть 5. На хребет Танадор



В сентябре 2020 г. я совершил серию радиальных выходов в интересные и красивые уголки Дигории - горного района в Северной Осетии. Подробный технический отчет можно почитать тут: https://mg5642.livejournal.com/129340.html. В этой же серии публикаций предлагаю посмотреть лучшие снимки из этого путешествия, с комментариями.

[Часть 4]

Хребет Танадор разделяет долины Харес и ее приток Танадон. По гребню хребта в нижней части есть тропа, но довольно крутая. Впрочем, описание маршрута - в отчете по ссылке выше. Здесь же предлагаю полюбоваться видами с хребта...
Collapse )
Основной

Про блокировки



Так как за последнее время поступило некоторое кол-во однообразных вопросов на тему того, как забанить в комментариях, то для страждущих выжимка из правил ЖЖ:
Collapse )

БЛА/БПЛА: РАЗРУШЕНИЕ ЩЕНЯЧИХ ВОСТОРГОВ



«Российские подразделения РЭБ обладают заоблачными возможностями», — пессимистично констатирует командующий силами НАТО в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес. Американцы осознали, что новейшее российское электронное оружие полностью парализует функционирование электроники, установленной на ракетах, самолетах и кораблях. «Достижения России в области радиоэлектронной борьбы сводят на нет все преимущества высокотехнологичного оружия, стоящего на вооружении НАТО», — признавал и бригадный генерал Франк Горенк.

Если мне вежливо задать вопрос, то на него я могу и ответить. Даже если этот самый вопрос провокационный, на тему применения в Нагорном Карабахе БЛА/БПЛА и массовой угрозы этого для безопасности России.

Collapse )

У границы тьмы. 5



Начало 1.
Продолжение 2.
Продолжение 3.
Продолжение 4.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Республика Ингушетия.
Апрель 2015 года.

По проселочной дороге ехала бежевая «копейка». Водитель и пассажир – молодые ингуши лет двадцати молчали, безразлично глядя на дорогу. За пригорком показалась машина ГИБДД. Прислонившись к ней, стоял одинокий сотрудник, лениво стучащий полосатым жезлом по ладони. Второй дремал в автомобиле на пассажирском сидении. Обычно на проселочных дорогах не выставлялись посты, но иногда во время масштабных операций проверяли машины на всех направлениях.

– Смотри, – сказал пассажир, указывая на сотрудника полиции.
– Да вижу я, – спокойно ответил водитель, – русский. Странно.
Они остановились рядом с патрульной машиной и полицейский, приложив руку к козырьку, представился:
– Салам алейкум, сержант Серегин. Проверка документов.
– Ваалейкум салам, командир. Что случилось?
– Понятия не имею. Какая-то операция проводится, нам сказали тут стоять документы проверять.
– Задолбали они, – добродушно усмехнулся водитель, протягивая документы, – и вас, наверное, сильнее, чем нас.
– Угу. Вы первая машина за два часа. Стоим тут, как идиоты. Давай багажник посмотрим по-быстрому и счастливого пути.
– Конечно, – водитель вылез из машины и, дождавшись пока полицейский повернется спиной, вытащил из-за пояса пистолет. Раздались два быстрых выстрела, несколько хлопков и звон стекла. Полицейский стрелял, не оборачиваясь, просунув ствол пистолета под левую руку и, мгновенно повернувшись, повторил выстрел, упав на одно колено. Водитель рухнул на бок и уткнулся лицом в пыль, пассажир безжизненно завалился на водительское сиденье, усыпанный осколками бокового стекла.

Collapse )

У Границы тьмы. 4



Начало 1.
Продолжение 2.
Продолжение 3.

Забайри потребовалось два дня, чтобы дойти до базы. Он шел, периодически проваливаясь в забытье, а очнувшись, долго не мог понять, где он и куда следует идти. Автомата при нем уже не было – Забайри не помнил, где его оставил. Обезболивающее и перевязочные пакеты закончилось. Каждый шаг отдавался резкой болью в правом боку. Ночью он просыпался от холода и пробовал идти, чтобы согреться, но сил хватало ненадолго. Последний километр он уже полз со звериным рычанием. Но, в конце концов, силы окончательно покинули его. Он перевернулся на спину, смотрел сквозь ветки деревьев на небо и беззвучно молился, ожидая, когда за ним придет ангел смерти.

Collapse )

У Границы тьмы. 3



Начало 1.
Продолжение 2.

Когда основная группа скрылась в лесу, Фагот достал сигарету и закурил.
– Тебе мало? – с упреком спросил Мичман.
– Да теперь уже всё равно, – равнодушно пожал плечами Фагот и, подойдя к Забайри, стал пугать его, делая вид, что собирается затушить об него сигарету.
– Нюх у тебя хороший, да, Мага? А что, если я тебе нос отрежу, а?
– Оставь его, – хмуро сказал Мичман.
– Все из-за него, из-за этого козла. Сигаретный дым он учуял, нюхач долбаный, – Фагот несколько раз ударил ногой скорчившегося Забайри. – Лежи вот так, рылом в землю, и глаз не поднимай, козлина.

Collapse )

У Границы тьмы. 2


Начало

Горец внимательно смотрел в бинокль на бандитскую базу. От палой листвы рябило в глазах и приходилось напрягать зрение, чтобы рассмотреть фигурки людей. Двое, по-видимому, были заняты приготовлением еды у костра. Еще двое возились с чем-то чуть в стороне от них. Больше никого не было видно. Найти признаки дозорного блиндажа ему не удалось.

Он разделил группу на три части. Седого и еще троих бойцов отправил наверх, на поиск дозорной землянки и уничтожение обеих смен. Троих оставил в качестве оцепления, в случае, если бандиты попытаются уйти вниз, в сторону от ручья. Сам с тремя бойцами отправился искать потайной выход из бункера к ручью. Передвигаться приходилось медленно, любой шум мог насторожить бандитов, у которых за долгое время жизни в дикой природе резко обострялись все чувства.

Collapse )

У Границы тьмы. 1



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Март 2005 года
Горно-лесистая местность на границе Чечни и Ингушетии

Горы пробуждались. Кое-где в низинах еще держались снежные проплешины, но уже набрали силу мутные ручьи, бегущие с горных вершин, пробивалась первая зелень сквозь серую сухую прошлогоднюю листву, толстым слоем укутавшую землю. И раньше всех зазеленела, распространяя умопомрачительно аппетитный чесночный запах, черемша.

Забайри спокойно и уверенно шел по сухой листве с редкими зелеными островками. На вид ему было около 30 лет. Последние пять из них он провел в горах. В бандподполье его привела не религия и не сепаратистские настроения, а заурядный криминал. Пустяковое дело с выбиванием долга обернулось смертью должника, который оказался крутого нрава: Забайри с подельником пришлось несладко, когда завязалась драка. Забайри выстрелил и попал точно в сердце, хотя хотел просто напугать.

На следующий день за ним пришли, но Забайри отсиделся в сарае, а когда стемнело, отправился к своему знакомому, который, как он знал, таскал продукты в горы. Тот помог протекцией, и Забайри приняли в банду. Тогда было хорошее время: бандподполье наводило ужас на всех, в том числе и на милицию. Лес лучше тюрьмы, решил Забайри. В горах бывает трудно, но, по крайней мере, здесь была относительная свобода. В любом случае обратной дороги для него не было.

Collapse )

Гениальный текст Беркема, 2010 год. посвящен событиям в Киргизии.

Никогда не ходи ломать преступные государства.

Государство, дорогой, это единственная на свете вещь, из-за которой ты ложишься спать живым, сытым и неотпижженым. Ложишься, заметь, в чистую сухую койку, к живой и не свихнувшейся от страха жене. Заметь – не в канаву при дороге ложишься, с хорошей глубокой дыркой заместо правого глазика, а на сухую простыню под целой крышей, и дом твой при этом не горит, а во дворе не месятся на ножах какие-то мутные пассажыры. И никто не стреляет, даже вдалеке.
...сегодня вечером несколько десятков мудаков легло спать совсем не так.Эти мудаки не имели в башке мозгов, для того чтобы понять ими вот эту простую вещь: государство – единственная защита слабых, то есть нас с тобой, от Самого Полного И Беспросветного Пиздеца.
Этих мудаков настропалили “открыто позаявлять пидарасам” – и мудаки ломанулись.
А сейчас они сейчас лежат в куче во дворе республиканской больницы, и помаленьку подтекают на асфальт.
Не в морге в холодильнике, а на улице, и хорошо, если под навесом. Потому что в морге лежат милиционеры, которых мудаки прихватили с собой на тот свет.
Их уже не колышет ни Преступность Государства, ни Эбальники Пидарасов, а завтра-послезавтра, если все успокоится, их придут опознавать родственники с опухшими от горя мордами. И когда продерутся сквозь неизбежную в таких случаях неразбериху, (Тут родственники пришли, им че, выдавать жмуров? Нет? А как же…? А, ведомость составить? А кто будет составлять? Так его же нет! Да вот так нет, он с вечера в Баткен поехал! А я ебу что ли зачем… Так родственникам че сказать? Когда? Вечером пусть приходят? Ладно. Эй, щас вынесут, вы пока опознавайте, и там чем-нибудь своих подписывайте, вечером выдавать начнем! Паспорта чтоб с собой, и свой, и трупа, поняли?) то будут бегать и искать транспорт, чтобы перевезти дохлого мудака домой – ведь им надо отмывать насохшую кровищу и готовить начинающего вонять мудака к похоронам. Транспорт они найдут за совершенно неразумные деньги; завтра почему-то газель будет найти невозможно, а те, кто согласится ехать, дернет с родственников покойного мудака такое бабло, что хватило бы прожить месяц. А то и полтора.
Есличо, когда Люди-Молодцы ломают свои Преступные Государства, с траспортом всегда происходит одно и то же – вот такое, как я написал выше.
Впрочем, ровно то же самое происходит в ломаемом государстве со всем остальным.
И всем маленьким и слабым – а таких ровно 99,985 % от населения – становится от этого очень хуево и неудобно.
Хорошо при этом становится только тем, кто затеял и провернул всю эту хуету.

Поэтому, дорогой пионэр, НИКОГДА НЕ ХОДИ ЛОМАТЬ ПРЕСТУПНЫЕ ГОСУДАРСТВА. Особенно если это Преступное Государство – то самое, в котором живешь именно ты. Чужие – ломай, пожалуйста; это не запрещается. Но НИКОГДА НЕ ХОДИ ЛОМАТЬ СВОЕ.

Лично ты там сможешь нажыть не сбычу мечт, не ответы на мучающие тебя вопросы, а только проломленный череп или проникающее в брюшную полость, с прободением толстого кишечника и веселым скоротечным перитонитом и обширным сепсисом, которому хватит тех жалких полутора дней, пока из-за кипиша не будут работать больнички.
А добра со всего этого нажывут только большие сильные дяденьки, те самые Пидарасы, которых ты направился бить – и которые все это тщательно организовали, провели и порешали за счет сложившего дурные головы мудачья свои текущие задачи. За них не волнуйся, они еще выжмут кучу всяческого ништяка даже из твоего трупа, и из процедуры его закапывания в землю, где тебя давно уже ждут общительные пухлые червячки.

Представь себе хорошенько этих симпатичных нежно-белых красавчегов, копошащихся в твоей брюшине. Увидь их, мысленно – но четко, чтоб от отвращения перекосило всю рожу. И всегда вспоминай о них, когда вдруг захочется поддаться на гнилые разводки и пойти на улицу Бить Пидарасов и Ломать Преступное Государство.
Звать тебя на такие нехорошие дела могут ТОЛЬКО ТЕ САМЫЕ ПИДАРАСЫ, бить которых всякий раз отправляются пока еще живые мудаки. Так всегда было и будет, и никаких исключений из этого правила нету.